pavel_yerin (pavel_yerin) wrote,
pavel_yerin
pavel_yerin

Category:

волнения в Пекине 1989 года: попытка реконструкции и анализа. Часть 2. Силовая фаза.

Силовая фаза.
Активная фаза столкновений началась утром 3 июня, когда военные начали продвижение непосредственно к площади Тяньаньмэнь. В это время Михаил Зубцов стал очевидцем поджога армейской колонны у моста Муксиди. Дорога через мост была перекрыта несколькими сочлененными троллейбусами. У этого места была остановлена колонна из примерно 30 грузовиков и бронетранспортеров. Из них 10 – 15 были подожжены, причем по сообщениям очевидцев - одновременно. Попыток прорыва колонна не делала, оружие не применялось, по крайней мере, массированно, так как трупов видно не было, и вся техника осталась в распоряжении толпы. Солдаты спешились и ушли в сторону ближайшей официальной резиденции. По словам Михаила Зубцова, который не все видел своими глазами, но общался в те дни со многими китайцами, большая часть жертв была именно в районе этого моста, когда в ночь на 4 июня военные вновь двинулись через этот мост. На этот раз они открыли огонь и, судя по всему, применяли оружие интенсивно. Это подтверждает и Владимир Попов (книга «Три капельки воды: заметки некитаиста о Китае»). Вероятно, под огонь попали, кроме активно сопротивлявшихся, и случайные люди.
По сведениям Ю.М. Галеновича («Противостояние: Пекин, Тяньаньмэнь»), который ссылается на газету «Жэньминь жибао», 3 июня в 17 часов на площади Тяньаньмэнь от имени ассоциации самоуправления студентов вузов города Пекина и ассоциации самоуправления рабочих города Пекина раздавалось самодельное холодное оружие тем, кто хотел воспрепятствовать проникновению солдат на площадь.
Еще днем 3 июня произошло столкновение у ворот Синьхуамэнь в правительственную резиденцию Чжуннаньхай между участниками студенческих выступлений, пытавшимися проникнуть туда, и охраной, которая применила слезоточивые газы.
В 18 часов 30 минут 3 июня по радио было передано обращение от имени военного командования, в котором сообщалось, что военным предписано проявлять максимальную сдержанность, но в случае неподчинения они имеют право применять все имеющиеся в их распоряжении средства. Жителям рекомендовалось не выходить на улицы, не посещать площадь Тяньаньмэнь, оставаться дома.
Корреспонденты ТАСС сообщали, что с балконов российского дипломатического городка в районе Цзяньгомэнь вечером 3 июня было видно, как сотни людей окружали военные машины, блокируя их продвижение к центру.
Судя по всему, столкновения были ожесточенными, но происходили эпизодически, в разных частях города. В основном – в районе проспекта Чанъанцзе, вдоль оси, идущей через город с запада на восток через площадь Тяньаньмынь.
Около 22 часов началась стрельба в районе Военного музея, где были построены баррикады. Наиболее активно, с использованием военными огнестрельного оружия, столкновения происходили примерно в течение двух часов, с 12 часов до двух ночи 4 июня. Кроме моста Муксиди, большое число пострадавших было в районе Сидань, около километра к западу от Тяньаньмэнь. Протестующие действовали активно, повсюду в грузовики и БТР бросали камни и поджигали их бутылками с зажигательной смесью. Возможно, они применяли и огнестрельное оружие, но конкретных свидетельств этому нет, и можно считать, что во всяком случае, это не было повсеместным явлением. Войска вышли к площади Тяньаньмынь около 1 часа 30 минут 4 июня и постепенно начали оцеплять площадь, начиная с ее восточной и северо-восточной стороны. На площади было еще много людей, которым было предложено уйти. Масштабных столкновений и стрельбы на самой площади не было, но отдельные столкновения, видимо, все же происходили, так как корреспонденты ТАСС сообщали о двух горевших на площади БМП. Военные вели переговоры с находившимися на Тяньаньмэнь людьми, и в результате около 4 часов 30 минут утра было достигнуто соглашение о том, что демонстранты покидают площадь. Она была очищена к 5 часам 30 минутам утра.
О степени насилия, которые применяли обе стороны, в деталях судить трудно, так как сообщения имеются отрывочные и противоречивые.
Если верить опубликованным в США в 2001 году протоколам заседаний Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК и совещаний старейших членов партии 3 июня около 4 часов дня Председатель КНР Ян Шанкунь инструктировал генералов по поводу предстоящих действий армии и призвал их сделать все, чтобы избежать кровопролития. Вместе с тем площадь должна быть очищена до рассвета.
В 2000 году американское издательство «PublicAffairs» опубликовало книгу «Архивы Тяньаньмэнь», в которой, если верить ей, приведены секретные отчёты и протоколы процесса принятия решений, которые привели к подавлению движения протеста. Книга, рисует, в частности, следующие эпизоды: «Более пятисот армейских грузовиков были подожжены в одно и то же время на десятках перекрёстков…. На бульваре Чанъан армейский грузовик остановился из-за проблемы с двигателем, и две сотни мятежников набросились на водителя и забили его до смерти…. На перекрёстке Куйвей грузовик, перевозивший шестерых солдат, замедлил ход, чтобы не врезаться в толпу. Группа манифестантов стала тогда бросать в него камни, коктейли Молотова и факелы. В какой-то момент грузовик стал заваливаться на левую сторону, потому что одна из его шин была проколота гвоздями, разбросанными мятежниками. Тогда манифестанты стали забрасывать его горящими предметами, в результате его бак взорвался. Все шесть солдат погибли в пламени». Другой эпизод касается того, как один из сопротивлявшихся войскам бросил внутрь бронетранспортера устройство с токсичным газом. ТАССовцы описывают сцену, увиденную ими в кадрах, заснятых оператором и показанных по телевидению. Толпа выбегает наперерез несущимся по улице грузовикам. В машины летит град камней. Одна из них остановилась, вдребезги разлетаются стекла, камни летят и в сидящих внутри. Остальные машины, не останавливаясь, следуют мимо. Но вот в головную брошена бутылка, а следом - факел. Грузовик мгновенно превращается в огромный костер.
Неназванный работник советского посольства в Пекине описывал, как разъяренная толпа, набросилась на совсем еще юного солдата в форме китайской армии, вовсе не принимавшего непосредственного участия в расстреле демонстрантов. Вспоров юноше живот, его повесили на дереве для всеобщего обозрения (информация появилась в украинской газете «Кieвскiй телеграфъ», номер от 18-24 июня 2004 года).
С другой стороны есть конкретные свидетельства того, что танки переезжали лежащих на земле людей. Цзян Яньюн, в то время врач 301-го военного госпиталя Пекина, куда привозили пострадавших, утверждал, что, судя по характеру ранений, военные использовали запрещенные международным правом разрывные пули.
Большая часть других сообщений о жестокости военных представляет собой политизированную болтовню, без конкретных фактов.
Особенно сложно судить о числе погибших. Цифры разнятся в диапазоне от 200 человек до 7000. Ли Пэн 6 июня на заседании Политбюро будто бы зачитал доклад, в котором привел следующие цифры: погибло 23 военных и полицейских, ранено около 5000, пропало без вести 200 солдат. Со стороны гражданских погибло около 200 человек, в том числе 36 студентов, ранено около 2000. Эти цифры были озвучены и публично. Приводились и другие официальные цифры – убито около 100 военных и полицейских. Было сожжено 180 военных грузовиков, 40 бронетранспортеров, 90 полицейских машин и 80 автобусов. Два стажера Пекинского университета, которых эвакуировало советское посольство, даже видели по дороге на вокзал из автобуса подбитый танк Т-72.
В какой-то степени о числе погибших можно догадываться по косвенным данным. Михаил Зубцов 5-7 июня объехал около полутора десятков вузов (а всего их в Пекине порядка 60-ти) и насчитал 40-50 некрологов, причем ему пояснили, что иногда они повторялись в нескольких вузах. Одним из крупнейших в Пекине является университет Цинхуа. В нем учится 25-30 тысяч студентов. Едва ли их было намного меньше в 1989 году (всего в вузах Пекина в 1997 году обучалось около 450 тысяч человек, по 1989 году нет данных). Разумеется, возможно, что не все из них участвовали в волнениях. Но факт: из примерно 20 тысяч студентов в числе погибших оказалось 11 человек. Разумеется, нужно учитывать, что в волнениях принимало участие много приезжих.
Обоснование своей позиции Дэн Сяопин изложил на заседании Политбюро 2 июня: события могут вызвать смуту, которая будет еще хуже, чем «культурная революция»; начнется гражданская война, в регионах появятся свои правители, поток беженцев из страны составит сотни миллионов человек, от чего пострадают и соседние азиатские страны.
Tags: общество и политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments